Траньков отказался от нашей лучшей пары, и она осталась без тренера. Как так вышло?

0
120

Эксцентричный Максим Траньков отказался тренировать нашу лучшую пару в фигурном катании – двукратных серебряных призеров ЧМ Евгению Тарасову и Владимира Морозова.

Это сотрудничество изначально выглядело авантюрой: фигуристы, находившиеся в серьезном кризисе после неудачи в Пхенчхане, и олимпийский чемпион со сложным характером и без тренерских заслуг. После года совместной работы Максим решил, что не против помогать паре как консультант, но нести полную ответственность за результат – словами самого Транькова – «не по Сеньке шапка».

За пару дней до этого от пары открестилась Нина Мозер: «Я, работая последний месяц с ребятами, каждый день задавала себе вопрос: «Как ты так жила последние восемь лет?» Я так больше не могу и не хочу».

Траньков отказался от нашей лучшей пары, и она осталась без тренера. Как так вышло?

Изначально дуэт Тарасовой и Морозова – ее проект. Именно в группе Мозер одна из лучших одиночниц Татарстана и высоченный московский парник стали кататься вместе 7 лет назад. Тренировать Евгению и Владимира помогал Станислав Морозов – бывший партнер Татьяны Волосожар.

В 2014-м к команде присоединился Робин Шолковы – пятикратный чемпион мира в паре с Аленой Савченко. Со стороны немца это был сильный ход: с Савченко они расстались не лучшими друзьями (он хотел зарабатывать в шоу, а она соревноваться), и работа с прямыми соперниками бывшей партнерши позволяла ему взять своеобразный реванш.

Инициатива пригласить Шолковы понравилась не всем: одни видели в этом пустую трату денег, другие опасались, что Робин, попрактиковавшись на талантливом дуэте и подглядев российские тренерские наработки, уедет выращивать конкурентов в Германию. Сама Мозер роль немца в жизни Тарасовой и Морозова описала следующим образом: «Он в очень спокойной форме доносит до них информацию, которая действительно им нужна. Особенно перед соревнованиями».

Неинтересный проект

Четырехлетие между Сочи и Пхенчханом прошло для Евгении и Владимира результативно: бронза предолимпийского ЧМ, 2 золота Евро, победа в финале Гран-при. В Корею Тарасова и Морозов поехали первой парой: их главных соперников по сборной Столбову и Климова устранил МОК.

Олимпиада тоже началась для Тарасовой и Морозова суперуспешно: с лучшим результатом в карьере они выиграли короткую в командном турнире, а затем снова с личным рекордом стали вторыми в личке – с отставанием меньше балла от первого места. Дальше все помнят: последний стартовый номер в произвольной, сдвоенный прыжок, ошибка на выбросе – итоговое четвертое место и закрытое руками лицо Жени в кисс-энд-крае.

Траньков отказался от нашей лучшей пары, и она осталась без тренера. Как так вышло?

Через месяц Евгения и Владимир взяли серебро ЧМ – на самом деле, по баллам и качеству прокатов их выступление не отличалось от олимпийского, но ни серебряные, ни бронзовые призеры Игр в Милан не приехали. В новом цикле явно нужно было что-то менять – в подготовке, программах, психологическом настрое – и перемены произошли, но совсем другого плана.

Первый тревожный звонок прозвучал сразу после ЧМ: Нина Мозер заявила о том, что устала тренировать и, на самом деле, хотела отойти от дел еще после Сочи. В том интервью было много интересного: а) Тарасова плохо концентрируется, так как от природы ей все легко дается, б) Морозов постоянно получает недопуски от врачей из-за проблем с сердцем.

Еще более категорично Мозер высказалась спустя полгода – сразу после открытых прокатов сборной: «Мне неинтересны старые проекты. Я прошла с ними определенный путь, я им благодарна за то, что реализовывали мои идеи, но я считаю, что в нужный момент надо всем расходиться и искать новые пути».

Траньков отказался от нашей лучшей пары, и она осталась без тренера. Как так вышло?

Между двумя этими интервью случилось еще более важное событие – в размеренное существование Тарасовой и Морозова на катке «Вдохновение» ворвался Максим Траньков. Он и раньше периодически им помогал: например, ставил произвольную сезона-2014/15, но тренерского опыта у него не было: даже о традиционном для спортсменов заработке подкатками (индивидуальными уроками или тренировками – Sports.ru) олимпийский чемпион высказывался категорично. «Если говорить откровенно – я вообще против подкаток. Никто из наших чемпионов – начиная от Панина-Коломенкина и заканчивая Медведевой – в подкатках никогда не нуждался и не брал их. Ни Плющенко, ни Ягудин – никто».

Высшее образование у Транькова не спортивное – в 2014-м он окончил МГГУ им. М. А. Шолохова по специальности «Педагогика и психология». Диплом Максим писал на далекую от фигурного катания тему «Подготовка школьников старших классов к семейной жизни».

Максим сразу заявил, что хочет поработать над психологией пары – научить их преодолевать себя. Из технических усложнений – добавить в программы более дорогой выброс-флип. Поставленная до Транькова короткая под рок Максиму не слишком понравилась, и в октябре пара сменила ее на I feel good, стилистически напоминающую олимпийскую произвольную.

Траньков отказался от нашей лучшей пары, и она осталась без тренера. Как так вышло?

Правда, за этим последовало несколько шагов назад.

Сначала вернули выброс-сальхов – он получался стабильнее и чище флипа.

Перед Европой снова изменили короткую – на этот раз на прошлогоднего Рахманинова. Траньков признался, что изначально не хотел экспериментов: «Не нужно придумывать велосипед, не нужно за кем-то гнаться, надо просто кататься в этом стиле, потому что он приносит хорошие оценки, победы».

Весь сезон Максим не забывал напоминать – он не тренер, а специалист, взявший пару на один год. Работу с Тарасовой и Морозовым он совмещал с шоу – в такие моменты на помощь приходила Мозер. Она же готовила Женю и Володю к чемпионату России.

Перед ЧМ пара тоже работала по плану Мозер. Траньков прокомментировал это так: «Нужно привести все в баланс. Чтобы они докатывали программу, как было с моими планами, и при этом Женя была физически готова, как сейчас. Это может решить только Нина Михайловна, у меня для этого нет ни образования, ни желания в этом разбираться».

Сама Женя в интервью прямо говорила о том, что без Мозер им работается хуже. Нина Михайловна могла точно и быстро скорректировать технические недочеты, а главное – привносила психологический комфорт, которого паре не хватало на соревнованиях. Паре, для самой Мозер ставшей неинтересным проектом.

Траньков отказался от нашей лучшей пары, и она осталась без тренера. Как так вышло?

Кто теперь будет тренировать Тарасову и Морозова?

На самом деле, вариантов у пары, которая разошлась по жизни, но оставила рабочие отношения, много – вопрос лишь в финансировании и готовности к переменам.

Самый простой и не требующий выхода из зоны комфорта – остаться в Москве и перейти к Артуру Дмитриеву. У двукратного олимпийского чемпиона после распада Астаховой – Рогонова не осталось сильных пар. О Тарасовой и Морозове Дмитриев отзывался тепло, а основные их ошибки видит в недостатке выносливости и уверенности.

Другая опция – переезд в Санкт-Петербург. Там Тамара Москвина с ее терпеливым и вдумчивым подходом к деталям – от постановок до психологического настроя; там и Олег Васильев, приведший к олимпийскому золоту Тотьмянину – Маринина, чей стиль мог бы отлично подойти Тарасовой и Морозову. Вопрос лишь в том, насколько сами петербургские тренеры заинтересованы в работе с дуэтом: та же Москвина вместе с Артуром Минчуком заняты перспективной парой Бойкова – Козловский.

Траньков отказался от нашей лучшей пары, и она осталась без тренера. Как так вышло?

На карте России есть еще одно место, где готовят отличных парников, – это Пермь. Оттуда вышли Траньков, Тотьмянина, там до сих пор выращивают таланты, берущие подиумы ЮЧМ. Правда, взрослые пары туда переезжать не стремятся: хуже условия, далеко от Москвы: из Перми сбегают в столицу куда чаще, чем в обратную сторону. Единственная, кто за последние годы решилась на такую авантюру, – Ксения Столбова, которая сейчас скатывается на Урале с новым партнером Андреем Новоселовым под руководством Николая Морозова.

Самый радикальный вариант для Тарасовой и Морозова – тренировки у иностранцев. Проложенный Евгенией Медведевой путь в Канаду может привести, например, к Ришару Готье – с ним большую часть карьеры работали Дюамель – Редфорд.

Интересная альтернатива – Джон Циммерман, который перезапустил карьеру Джеймс – Сипре и довел их до золота Европы. Он же существенно улучшил результаты французского одиночника Кевина Эймоза, добравшегося с 15-го места на ЧЕ-2017 до 4-го на ЧЕ-2019.

Главный вопрос – финансирование. В отличие от той же Медведевой, чьи тренировки в Канаде во многом покрываются рекламными контрактами, Тарасова и Морозов таких преференций не имеют и могут рассчитывать только на свои зарплаты и олимпийские выплаты за командное серебро Пхенчхана. Еще одна проблема – английский язык, который, судя по интервью ребят, они знают недостаточно для полноценных тренировок и комфортной жизни в другой стране.

Траньков отказался от нашей лучшей пары, и она осталась без тренера. Как так вышло?

– Пока ничего сказать точно не можем. 22 мая Федерация фигурного катания подведет итоги сезона, тогда и объявят планы на следующий, узнаем с кем и как будем работать, – резюмировал недавно Владимир Морозов для БИЗНЕС Online.

До Олимпиады два с половиной сезона, которые пролетят очень быстро. Если не начать готовиться сейчас – потом будет поздно.

Фото: globallookpress.com/Xinhua; instagram.com/xam_trankov; РИА Новости/Александр Вильф, Владимир Песня

Источник: sports.ru
Реклама