Главная беда НБА: молодые игроки приходят в лигу уже инвалидами

0
44

Оригинал — Бакстер Холмс, ESPN.

Главная беда НБА: молодые игроки приходят в лигу уже инвалидами

В СТЕЙПЛС-ЦЕНТРЕ стало тихо и неподвижно, как на кладбище, толпа болельщиков смотрит на новичка, лежащего по кольцом, в окружении медицинского персонала. Его глаза мокры от слез. Его главный тренер просит его крепиться. Это было 28 октября 2014 года, матч-открытие сезона для «Лейкерс» и дебют в НБА для Джулиуса Рэндла, 6-9-футового форварда, и единственного выбора «Лейкерс» в первом раунде драфта за последние семь лет, основа их будущего после Кобе Брайанта.

В середине четвертой четверти 19-летний игрок шел к кольцу, подпрыгнул … и рухнул. Теперь секунды растягиваются в вечность, прежде чем его правая нога стабилизируется шиной, а товарищи по команде положат его на носилки, которые исчезнут в тоннеле. Рэндл сломал ногу. Его первый сезон закончился через 14 минут после начала.

В тот октябрьский вечер, когда Рэндла увезли в больницу, тренер «Лейкерс» по силовой и физической подготовке Тим ДиФранческо сидит за столом в комнате отдыха игроков, которая примыкает к раздевалке «Лейкерс», и изучает запись на большом ТВ с плоским экраном. ДиФранческо замечает, что прыжок и приземление Рэндла кажутся нормальными, что между ними нет ничего, он не столкнулся ни с кем в воздухе. Нет явного виновника. Нет объяснения. Нога Рэндла просто сломалась.

Прежде, чем присоединиться к «Лейкерс», ДиФранческо работал в амбулаторной физиотерапевтической клинике рядом с Бостоном. Находясь там, он видел множество молодых спортсменов, получивших серьезные травмы – спина, колено, бедро – которые стоило ожидать скорее у тех, кто десятилетиями работал на тяжелом производстве. Позже, на преддрафтовых комбайнах НБА и индивидуальных воркаутах, он оценивал университетских игроков высокого уровня, которые довольно часто не могли выполнить базовых действий, вроде приседаний, выпадов или балансировки на одной ноге. Некоторые игроки, которых он оценивал, двигались настолько плохо, что он «совершенно точно» знал, что они в будущем должны получить травму. В каждом случае ДиФранческо думал о времени: хватит ли ему времени до первого матча сезона, чтобы исправить увиденные им проблемы? Он рассчитывал потенциальные часы в тренажерном зале и надеялся, что их хватит, чтобы построить тренировочную программу для предотвращения травмы.

Рентген позже обнаружил, что Рэндл перенес «стрессовую реакцию», предшественницу стрессового перелома. Повторное воздействие на эту кость привело к ее разрушению, и представитель команды позже сказал, что стрессовая реакция стала «вероятной причиной перелома».

Вернувшись в комнату отдыха, ДиФранческо снова и снова пересматривал повтор, останавливая запись, перематывая ее и начиная сначала.

Эти дети, думал он, как тикающие бомбы замедленного действия.

Главная беда НБА: молодые игроки приходят в лигу уже инвалидами

«И СНОВА, я понимаю, что не должен критиковать целую систему AAU (Amateur Athletic Union – Любительский Атлетический Союз), потому что части ее работают превосходно. Но некоторые части сломаны, особенно поскольку это связано с травмами в лиге. То, что мы видим – это множество травм среди молодых игроков».

Комиссионер НБА Адам Сильвер стоит за трибуной перед первой игрой Финала НБА 2017 года между «Уорриорс» и «Кавальерс». Он поддерживает традицию, когда комиссионер отвечает на проблемные вопросы, стоящие перед лигой, перед стартом финальной серии. Седьмой вопрос поначалу звучит довольно шаблонно: он фокусируется на новообразованной G-Лиге и на том, считает ли Сильвер, что это может стать возможностью для тех, кто надеется попасть в НБА, не пойдя в колледж. Сильвер отвечает, что эта проблема, которую лига внимательно изучает. Но затем он идет в обход, и начинает говорить о чем-то другом: о юношеском баскетболе и травмах – как будто бы он хочет сбросить груз с души. «То, что говорит нам наша ортопедия, это то, что они видят проблемы износа организма у молодых игроков, которые они раньше видели только у более старых игроков».

То, что Сильвер не мог знать, это насколько сильно травмы – особенно травмы молодых игроков – повлияют на НБА в следующем сезоне. В сезоне-2017/18 количество игр в НБА, проигранных из-за травм и болезней, впервые превысило отметку в 5000, согласно данным сертифицированного спортивного тренера Джеффа Стоттса, который каталогизировал карьеры более 1100 игроков и считается самым авторитетным ресурсом, отслеживающим травмы игроков НБА. В прошлом сезоне (2018/19) лига снова превысила отметку в 5000 травм.

В 2017/18 игроки, которые попали в различные сборные по итогам сезона, пропустили в среднем 14,63 матча из-за травм, что является вторым по величине показателем, зафиксированным Стоттсом. В прошлом сезоне эта цифра подскочила до 17,02.

Согласно базе данных Стоттса, наибольшее количество игр, пропущенных молодыми игроками в течение их первых двух сезонов, произошло за четыре последних сезона. Игроки, выбранные в первом раунде драфта 2014 года, пропустили 838 игр из-за травм в течение двух своих первых сезонов, самая высокая цифра, которую когда-либо отмечал Стоттс; в 2015 году – 637 пропущенных игр, третье место в списке; в 2016 году было пропущено 548 игр, а в 2017 – 751 игра, второй по величине показатель.

Вопрос в том, почему.

Через десятки интервью за последние два года с представителями команд НБА и фронт-офиса лиги, действующими и бывшими игрокам, тренерами AAU, родителями, молодыми игроками, исследователями, медицинским и тренерским персоналом, а также с теми, кто тесно связан с юношеским баскетболом, неоднократно проявлялся один возможный ответ: по их словам, игроки физически сломлены к тому времени, когда приходят в НБА.

«Это очень серьезно», – слова одного из генеральных менеджеров НБА, который говорит, что десятилетние базы данных его команды о травмах игроков, выходящих на драфт, не оставляют «никаких сомнений» в том, что в последнее годы у молодых игроков стало больше ортопедических проблем. «Очень грустно, когда у парня есть тело профи, талант уровня НБА, даже менталитет профессионала, но его тело не способно выдержать суровые тренировки и реальные игры, у него нет возможности даже задержаться в лиге. Это очень трудно».

Сильвер в интервью ESPN назвал проблему «высшим приоритетом для лиги – и я думаю как с точки зрения здоровья и благополучия игроков в НБА, так и с точки зрения более широкой категории миллионов игроков, мальчиков и девочек, не только в США, но и во всем мире».

«Это эпидемия», – говорит Лео Папиле, который основал и тренировал Бостонский любительский баскетбольный клуб в рамках элитной молодежной баскетбольной лиги Nike – возможно, самого престижного массового любительского турнира – в течение четырех десятилетий.

«Я знаю много детей, которые собираются играть в колледже в следующем году, – говорит доктор Нииру Джаянти, директор по исследованиям и образованию в области спортивной медицины центра Emory Healthcare в Атланте и один из ведущих исследователей молодежного спорта, – и весь этот год был для них просто попыткой выздороветь, чтобы они могли стать первокурсниками и действительно иметь возможность играть».

Джаянти говорит: «Дети уже сломаны к моменту поступления в колледж».

Главная беда НБА: молодые игроки приходят в лигу уже инвалидами

САМОЕ ПРОСТОЕ объяснение настолько же легкомысленно, как и популярно: игроки сегодня не настолько круты, как их «предки» в НБА. Они мягкие. Чип Шефер, директор по оздоровительным мероприятиям в «Буллс», метафорично называет это «избиением миллениалов» – это фраза человека, который работал тренером в период расцвета «Буллс» 1990-98 годов, когда их лидером был эталон спортивной стойкости в НБА – Майкл Джордан.

На протяжении своей карьеры Джордан боролся с «Плохими Парнями» из «Пистонс» и с легкостью играл практически с любой травмой. Во времена Джордана золотой стандарт прочности был прост: игра в старте всех 82 игр регулярного сезона, этого показателя он добивался в 8 из своих 13 сезонов в «Чикаго».

Но нельзя сказать, что Джордан был безжалостным баскетболистом круглый год.

«Когда сезон заканчивался, Майкл шел играть в гольф и не брал в руки баскетбольный мяч аж до сентября, незадолго до старта тренировочного лагеря», – говорит Уолли Блейз, тренер «Буллс» с 1993 по 2000 год. «Возможно он играл в мяч с друзьями, но он не работал в зале с каким-нибудь тренером по броскам по восемь часов в день» (и, в отличие от мифа, который вырос вокруг Джордана, тот, как отмечает Блейз, не рассматривал каждую тренировку как седьмую игру финала: «Были дни, когда Майкл появлялся, привязывал пакеты со льдом к коленям, закуривал сигару, а затем шел играть на 18 лунок»).

В данном отношении Джордан не был уникален. Бывший тренер «Лейкерс» Гарри Витти, который провел в команде 32 года, говорит, что Шоутайм «Лейкерс» «почти не играли в баскетбол» по окончании сезона: «Как только сезон заканчивался, все проводили как минимум две, две-три недели спокойно, давая своему телу отдохнуть, давая ему выздороветь, а затем потихоньку переходили к легкому бегу, езде на велосипеде и силовым тренировкам».

Как тренер по силовой и физической подготовке «Орландо Мэджик» в 2006-12 годах, Джо Роговски видел, как молодые игроки испытывают трудности с простыми упражнениями. Чтобы помочь им, он просил их заниматься летом различными видами спорта, такими как бокс, плавание и пляжный волейбол. Это устраняло монотонность, особенно после многих лет гиперфокусированности на баскетболе.

Роговски пытался противостоять специализации – растущей тенденции к тому, что родители и дети концентрируются на одном виде спорта круглый год, исключая все остальные.

В серии исследований, проведенных в 2017 и 2018 годах группой исследователей под руководством Дэвида Белла из университета Висконсин, профессора программы спортивной подготовки кафедры кинезиологии и директора лаборатории спортивной травмы Висконсина, было обнаружено, что в то время как большинство юных спортсменов сегодня полагают, что специализация повышает их производительность и шансы на попадание в команду колледжа, большинство из тех, кто попал в команды университетского Дивизиона I, не классифицировались как «узкоспециализированные» на уровне школы. Джаянти и его команда коллег-исследователей пришли к аналогичному выводу в 2013 году (классификация «узкоспециализированный» была присвоена спортсменам, которые ответили «да» на следующие три вопроса: Можете ли вы определить свой основной вид спорта? Занимаетесь ли вы этим видом спорта или тренируетесь более восьми месяцев в году? Бросили ли вы какой-либо вид спорта, чтобы сосредоточиться на основном виде спорта?)

Главная беда НБА: молодые игроки приходят в лигу уже инвалидами

Но хотя плюсы специализации неясны, в минусах сомнений мало.

ИГРОКИ ПРОДОЛЖАЮТ ТРАВМИРОВАТЬСЯ – это то, что Джаянти знал точно. Это происходило на четырех престижных национальных турнирах для элитных теннисистов 12-18 лет. На нем игроки, которые сыграли более четырех матчей – часто не менее одного в день в течение четырех последовательных дней – имели в два раза больше шансов закончить турнир по медицинским причинам до своего пятого матча, чем те, кто не продвинулся в нем так далеко.

Вскоре после этого они обследовали около 530 теннисистов на Среднем Западе в возрасте от 12 до 18 лет . Один из первых полученных результатов – большинство этих спортсменов, около 70%, специализировались на теннисе, и средний возраст, когда они начали это делать, составлял 10 лет. Они также обнаружили, что те, кто начал специализироваться на теннисе в раннем возрасте, были в 1.5 сильнее подвержены травмам, чем те, кто не специализировался. Год спустя они начали то, что станет крупнейшим клиническим исследованием в своем роде, затронувшим 1200 молодых спортсменов – средний возраст составлял 13.5 лет – по всем видам спорта в Чикаго в течении трех лет. Примерно две трети этой группы посещали местные клиники спортивной медицины из-за травм; другая треть не была травмированной и посещала клиники первичной медицинской помощи, для ежегодных медосмотров. Цель: сравнить травмированных и здоровых в течение трех лет и посмотреть результаты.

Их вывод: те, кто был узкоспециализированным в одном виде спорта (исключая другие виды спорта) и занимался им круглый год, подвергались значительно более высокому риску серьезных травм из-за подобного злоупотребления, в частности травмам костей, хрящей и связок. Насколько выше риск? Около 125%.

Эта цифра установит одну из первых прямых и независимых связей между травмами и спортивной специализацией. Эта тема зажжет заголовки. И этот вопрос станет одним из самых приоритетных для двух ведущих организаций спортивной медицины – Американского медицинского общества спортивной медицины, которое провело исследовательский саммит по этой теме; и Американского ортопедического общества спортивной медицины.

Тем времени, ключевые институты в спортивном научном сообществе начнут видеть эффект. Это было отмечено в Санта-Барбаре, штат Калифорния, где подростки сейчас посещают научную лабораторию прикладных видов спорта P3, учебный центр, специализирующийся на углубленной оценке спортсменов, и работники P3 встревожены тем, что они видят. Основатель P3, доктор Маркус Элиотт, называет баскетбол «самым тяжелым видом спорта для человеческого тела, где проблемы – биомеханические проблемы – проявляются в травмах, проявляются в более коротких профессиональных карьерах, больше чем в любом другим виде спорта, с которым мы работаем». Очень тяжело, что, обсуждая сегодняшнюю молодежную баскетбольную культуру, Эллиотт называет игроков, прошедших через нее, «выжившими». Он добавляет, «Они держат свои тела в невероятной строгости. Это слишком экстремально». Это было отмечено в Лос-Анжелесе, где подростки составляют большинство травмированных, направляющих документы в Институт эффективности движений, спортивную научную лабораторию, которая занимается профилактикой и восстановлением после травм.

«Они просто маршируют сюда и обратно – боли в колене, боли в лодыжке, головная боль, боль в спине», говорит доктор Крис Пауэрс, профессор университета Южной Каролины и директор программы по биокинезиологии. «Мы все время видит детей в возрасте 10-11 лет с действительно тяжелыми травмами и тендинитом. Я видел порванные крестообразные связки у 11-летних».

Данный факт был также замечен в офисе доктора Майка Кларка, расположенном в Атланте, который основал программу, широко используемую в НБА, фокусирующуюся на эффективности движения и восстановлении / предотвращении травм: Fusionetics. Но, как и в случае с P3, служащие Fusionetics больше работают со спортсменами-школьниками, чтобы помочь им решить проблемы, которые Кларк наблюдал в течение 14-ти сезонов в качестве командного физиотерапевта «Финикс Санс». «Дела становятся значительно хуже», говорит Кларк, «потому что дети специализируются в слишком юном возрасте, и они не справляются».

И все же, несмотря на все коллективные усилия, НБА продолжает принимать игроков, которые уже сломаны к тому моменту, когда они приходят в лигу.

В 1984 ГОДУ, в возрасте 21 года, Джордан присоединился к «Буллс», проведя 3 года в колледже, что было типично для игроков того времени. Десять лет спустя, в 1995 году, Кевин Гарнетт попал в лигу прямо из школы, в возрасте 19 лет, начав то, что станет целой волной перехода школьников напрямую в НБА. В 2005 году Эндрю Байнэм проделал это в возрасте 17 лет.

Главная беда НБА: молодые игроки приходят в лигу уже инвалидами

Хотя данная разница в возрасте – от 17 или 19 до, скажем, 21 – не может показаться большой, Шефер, директор по оздоровительным мероприятиям «Буллс» называет ее критичной для развития опорно-двигательного аппарата и вспомогательных систем, которые помогают молодым игрокам противостоять рабочим нагрузкам в НБА. И этот переход в профи весьма крутой и отвесный: в своем первом сезоне в НБА новичок может сыграть целых 100 игр, включая выставочные игры, матчи регулярного чемпионата и плей-офф, сыграв треть от этого числа игр в колледже или школе. «Еще сюда стоит добавить путешествия и другие связанные с ними вещи, это большие требования для вашего тела, которому в возрасте 20-ти лет необходимо взрослеть», говорит Шефер.

Взятые вместе, эти факторы приводятся специалистами, когда они описывают так называемый «Сдвиг» – и некоторые говорят, что начали замечать его в начале 2000-х годов.

В тот момент школьники в массовом порядке стали выставляться на драфт, а привлекательность НБА – богатство и известность – способствовали росту специализации, поскольку игроки (и их родители) начали концентрироваться на одном виде спорта в поисках прибыльной карьеры. Это, в свою очередь, способствовало росту клубного баскетбола; подросткам потребовалось больше «репетиций», чтобы попасть в НБА, и больше «выставок», чтобы привлечь внимание специалистов-скаутов НБА, им понадобилось больше мест, где можно провести эти «выставки» – «репетиции». Им требуется больше возможностей, чтобы показать себя, чтобы попасть в профи более молодыми и как можно раньше, без времени на отдых, так как нельзя отстать от других.

«Это порочный круг», говорит Витти.

Баскетбол в настоящее время является самым популярным молодежным командным видом спорта в Америке. Согласно последним данным Ассоциации индустрии спортивного фитнеса, в 2017 году в него играют более 10 миллионов юношей и девушек в возрасте от 6 до 17 лет. Существует, казалось бы, бесконечное количество организованных молодежных лиг, хотя многие обычно ссылаются только на одну из них: AAU. Сегодня AAU является универсальным термином для всех любительских лиг, а также крупнейшей мультиспортивной организации в стране, насчитывающей более 700 000 членов. Баскетбол – самый массовый вид спорта в AAU, с тысячами лиг, турниров и выставочных матчей.

И так же, как появилась новая баскетбольная культура, появился новый тип баскетболиста. Попросите Кларка описать этого игрока, с точки зрения биомеханики, и он предложит такую аналогию: Представьте машину с мощным двигателем, который тщательно спроектирован и обслуживается годами. Но несмотря на мощность этого двигателя, тормоза и подвеска машины одинаково плохи. Таким образом, автомобиль не может справиться с нагрузкой, которую навязывает ему его двигатель – все это похоже на то, как если бы вы разместили двигатель из болида Ferrari Формулы-1, но не внесли изменений в раму авто.

Проще говоря: сегодняшние игроки – быстрее, сильнее и атлетичнее, продукт многолетних тренировок с отягощениями, скоростных тренировок, тренировок с вертикальными прыжками, тренировок навыков.

Но тормоза, подвеска – их лодыжки, бедра и основные мышцы – хотя ими часто пренебрегают, по-прежнему должны выдерживать силу тела. «Мы шутили, что половина этих спортсменов настолько хороша, что их прыжок может практически превзойти их способность приземляться», – говорит Блейз, который в настоящее время является директором Fusionetics по работе с профессиональными и студенческими командами. Кларк говорит, что «специализация помогает стать игроку более умелым, более сильным и атлетичным, но в то же время они не работают над вещами, которые предотвращают травмы и помогают им восстановиться».

Кларк называет это «парадоксом производительности».

«Думайте об этом как о вершине айсберга. То, что вы видите на поверхности воды – действительно умелые, очень спортивные дети, особенно сейчас, даже в школе. У вас есть 10-классник, который может сделать данк на 360 градусов, 20 лет назад такого нельзя было представить. Вы видите хороший результат в виде улучшенных навыков, улучшенного атлетизма. Но качество их движений страдает, многие из этих детей двигаются просто ужасно. Вы можете сказать: «Как ребенок может прыгать на высоту 38 дюймов, и при этом даже не умеет стоять на одной ноге?».

Главная беда НБА: молодые игроки приходят в лигу уже инвалидами

АДАМ СИЛЬВЕР быстро отмечает что то, что ортопеды и другие медицинские работники сообщили ему о травмах и юношеском баскетболе, остается в значительной степени эпизодическим.

Но даже эта неподтвержденная информация вызывает тревогу настолько, что НБА и баскетбольная сборная США в октябре 2016 года впервые в мире обнародовали свои руководящие принципы для молодежного баскетбола, в которых, среди прочего, рекомендуется отложить специализацию для юных баскетболистов до 14 лет или старше; ограничение игрового расписания высокой плотности на основе соответствующих возрасту руководящих принципов в старшей школе; и обеспечение отдыха от баскетбола, по крайней мере, на один день в неделю и в течение продолжительного времени ежегодно. Например: дети 7-8 лет могут играть только один раз в неделю (продолжительность: 20-28 минут), одна тренировка в неделю (30-60 минут) и не более трех часов в неделю организованного баскетбола. Для 9-12-классников рекомендуется 2-3 игры в неделю; 90-120 минут тренировок; и три-четыре практики в неделю. На эти руководящие принципы повлияла группа, возглавляемая доктором Джоном ДиФиори, руководителем службы спортивной первичной медицинской помощи и лечащим врачом больницы специальной хирургии Нью-Йорка. НБА привлекли ДиФиори в 2015 году в качестве директора спортивной медицины; он изучал юношеский спорт и травмы от чрезмерных тренировок более 25 лет и был ведущим автором рабочей группы, которая опубликовала статью «О травмах и выгорании в юношеских видах спорта: Заявление о позиции Американского общества спортивной медицины».

По словам ДиФиори, проблемы стали более распространенными в эпоху специализации. В баскетболе, как и в волейболе (в обоих видах спорта превалируют прыжки), чрезмерные тренировки могут привести к хроническим травмам лодыжки, развитию проблем с суставами и хрящами, даже к проблемам с позвоночником. «Я не думаю, что люди понимают, насколько распространены проблемы со спиной среди спортсменов НБА», говорит он. «Такое накопление травм, или развитие асимметрии, дисфункции мышечных сухожилий и прочего – это безусловно может сократить продолжительность карьеры».

Тем не менее, остается одна проблема: даже в самых благонамеренных руководствах НБА нет средств к принуждению. По словам Дэвида Кричавски, вице-президента НБА по развитию молодежного баскетбола, отсутствие национального руководящего органа для молодежного баскетбола делает единую систему правил практически невозможной: «Поскольку состав молодежного баскетбола настолько фрагментирован, к вам постоянно приходят новые действующие лица, которые поглощают все существующее пространство. Многие из них ориентированы на прибыль, и в итоге вы получаете экосистему, в которой дети слишком много играют в баскетбол, и слишком рано».

Выступая от имени AAU, Род Сифорд, тренер AAU и член Исполнительного комитета Boys Basketball, член правления AAU, говорит: «NCAA и NBA любят обвинять в своих бедах юношеский спорт или AAU. Это довольно распространенная вещь. Мы обращались в NCAA и NBA с различными предложениями, только чтобы получить устные неофициальные ответы. Серьезного разговора не было. Я не сомневаюсь, что это беспокойство небеспочвенно. Но легко переложить вину за все недостатки на плечи тренера юниоров».

Сильвер говорит, что НБА и NCAA должны объединиться, ради обеспечения всеобщего соблюдения руководящих принципов, которые в общих чертах обрисовал ДиФиори, чтобы «молодые спортсмены, их родители и тренеры не думали, что мы ставим их в невыгодное положение, требуя придерживаться надлежащих оздоровительных принципов». Еще предстоит выяснить, как и когда можно применять эти руководящие принципы. В то время, как в Little League (организация, объединяющая юношеские лиги по бейсболу и софтболу) ведется подсчет подач, в AAU такого нет.

«Мы понимаем, что не сможем в одночасье изменить культуру молодежного баскетбола», – говорит Сильвер. Но добавляет: «Мы осторожно оптимистичны».

Сифорд, который отмечает, что миллионы юношей и девушек играют в молодежный баскетбол в лигах, не входящих в AAU, предупреждает, что решения далеко не всегда бывают простыми: «Я не думаю, что у НБА есть власть и право объявлять, какая организация может проводить баскетбольные соревнования, или, когда им проводить их. Это невозможно осуществить. Сборную США никто не контролирует. Над AAU нет контроля. Я не знаю, что можно сделать в такой ситуации».

В то же время, что Сильвер может сказать родителю, который считает, что меньше – не значит больше – что меньшее количество баскетбола и больше занятий другими видами могут ограничить шансы их ребенка на попадание в НБА или ЖНБА.

«Я бы сказал, что мы понимаем вашу озабоченность, – говорит Сильвер, – потому что вы, по сути, реагируете на систему в том виде, в каком она была … но вы ставите под угрозу свою долгосрочную карьеру, не придерживаясь этих рекомендаций». Когда его спросили, что он мог бы сказать родителю, который хочет, чтобы их маленький ребенок сфокусировался на баскетболе ради стипендии в колледже или карьеры в НБА, один из генеральных менеджеров НБА прямо высказал свое мнение:

«Шанс велик, но какова цена? Вы действительно хотите, чтобы ваш ребенок хромал всю оставшуюся жизнь?»

Главная беда НБА: молодые игроки приходят в лигу уже инвалидами

ДОКТОР ДАРИН ПАДУА, заведующий кафедрой физкультуры и спорта университета Северной Каролины, более 15 лет занимается изучением спортивных травм и спортивной биомеханики. И он тоже пользуется автомобильной метафорой, чтобы описать сегодняшних молодых игроков НБА, делая отсылку к пробегу. «Когда они попадают в НБА, им по 18-19 лет, – говорит Падуа, – но они начинают свою карьеру гораздо раньше, играя по 90 игр в год». У них больше миль пробега в юном возрасте, а когда они попадают в НБА, они менее зрелы физически. Даже если они и похожи на гигантов, они просто не могут нести такой груз».

Трудно подсчитать, сколько баскетбольных часов наматывает сегодняшний спортсмен перед попаданием в НБА. Но учтите, что родитель может записать своего ребенка в организованную юношескую баскетбольную команду в возрасте 7 лет – и все это продолжается вплоть до старшей школы. Можете посчитать количество игр? Представители одной из самых престижных команд турнира Nike EYBL посчитали, что тот, кто играл на постоянной основе в возрасте от 7 до 19 лет – в течение 13 лет – мог легко побить отметку в 1000 игр (не включая командные тренировки, выставочные матчи и индивидуальную работу с тренерами).

Или другими словами: количество игр, примерно равное 12 сезонам в НБА.

Несомненно, это максимальный показатель в истории.

Теперь рассмотрим Кобе Брайанта.

Подумайте о Брайанте – и вы, вероятно, представляете себе человека, посвятившего бесчисленное количество часов оттачиванию своей игры, с раннего возраста, живому образцу специализации, у которого все получилось.

По правде говоря, такого не было до тех пор, пока Брайанту не исполнилось 15-16 лет – спустя несколько лет после переезда его семьи обратно в США из Италии, где играл его отец – именно тогда икона «Лейкерс», по его словам, стал играть в AAU. По оценкам Брайанта, он сыграл всего в пяти турнирах, плюс несколько матчей всех звезд в старшей школе. «Вот так», говорит он.

И если бы путь Брайанта был более типичным, более общепринятым, с летом полным баскетбола, смог бы ли он отыграть 20 сезонов в НБА, максимальный показатель для игрока на позиции гарда? «Хм … я не уверен», говорит он.

Теперь, в 40 лет, Брайант обдумывает эти вопросы со своими детьми: Как много – слишком много? В каком возрасте ты еще слишком молод?

Возьмите его вторую дочь, Джанну, которой сейчас 13 лет, и она все время играет в баскетбол: «Только на своем личном примере ты видишь всю глубину проблемы. Они могут играть в организованный баскетбол буквально каждые выходные, в возрасте 10 лет. Почему? У меня в голове лишь один ответ «Хм, нам это не нужно».

Брайант оглядывается на свое детство, и то, что он делал в таком же возрасте. «Не то что бы я играл по 10 игр каждую неделю или что-то в этом роде», говорит он. «Я вообще не играл. Вы бросаете немного каждый день, а потом, когда вам исполняется 15 лет, или что-то около того, вы начинаете увеличивать нагрузки, тренироваться усерднее. Но сначала – это просто отработка навыков, из разряда – Можете ли вы вести мяч левой рукой? Можете ли бросать правильно?»

«Имейте в виду, – добавляет Кобе, – я вырос, практически не играя в баскетбол. Мы просто играли раз в две недели, прежде чем я вернулся в США».

На протяжении всей своей карьеры Брайант выступал против американского юношеского баскетбола за неспособность развивать игроков, часто отмечая, что у зарубежных игроков намного лучше развиты фундаментальные навыки. Но поскольку он выступает за развитие навыков, Брайант проповедует терпение.

«Вы пытаетесь перегрузить своих детей и заставляете их стать лучшими за один год, – говорит Брайант. – Это просто смешно».

Главная беда НБА: молодые игроки приходят в лигу уже инвалидами

Продолжение следует …

Спасибо за внимание!

Фото: aauboysbasketball.org; REUTERS/USA Today Sports; globallookpress.com/ imago sportfotodienst, Javier Rojas/Pi, William Luther; Gettyimages.ru/Patrick Smith, Stephen Dunn

Источник: sports.ru
Реклама